Слушай тишину:Мартынов, Карманов, Пярт

В программе сочинения наших современников — ставших уже практически классиками Владимира Мартынова и Арво Пярта, а также Павла Карманова, композитора, участника рок-группы «Вежливый отказ». В программе концерта: Владимир Мартынов (р. 1946). «Хорошо темперированная красота» для двух скрипок и струнных Павел Карманов (р. 1970). Green DNK Арво Пярт (р. 1967). Tabula rasa для двух скрипок, фортепиано и струнных Солисты: Лидия Коваленко (скрипка), Илья Иофф (скрипка), Михаил Блехер (фортепиано) Илья Иофф: Любое прикосновение к музыке – интерпретация. Любая интерпретация – перевод. За подстрочник берутся многие, к свободному переводу подступают лишь самые смелые. Свободный перевод это почти соавторство – Шекспир-Маршак, Бизе-Щедрин, Шуберт-Десятников… А еще – музыка-исполнитель, история-рассказчик. И, как правило, именно в свободном переводе проявляются глубинные смыслы оригинала. Восхитительное современное пространство Новой сцены Александринского театра, органично вписанное в консервативный исторический центр Петербурга –– тоже в своем роде свободный перевод. Пярт, размышляющий о Бриттене, струнный оркестр «Дивертисмент», исполняющий Вагнера, истории, рассказанные А. Варгафтиком –– это попытка свободного, но очень бережного перевода некоего культурного контекста, в котором существует мир. Артем Варгафтик: Язык музыки понятен, но непереводим. Непереводим, но интуитивно понятен –– а ещё по-своему совершенен и самодостаточен. И их много, языков музыки –– причём зачастую именно перевод с одного на другой помогает открыть что-то совершенно новые музыкальные миры. При этом слова музыке не нужны –– только тишина и время, ровно столько, сколько она просит. И ей, честно говоря, всё равно, как мы с вами этим временем распорядимся: помедитируем, понаблюдаем за процессом исполнения и действиями исполнителей (всегда же любопытно, что это они там делают) — может быть, просто расслабимся и подумаем о чём-то своём… Есть правда ещё один вариант: наполнить звучащее время каким-то новым знанием –– или знанием старым, знакомым, но хорошо забытым. Не о том, как музыка устроена, как её звучащее «тело» структурировано –– вернее, далеко не только об этом. О той реальной жизни, из которой она родилась, или о том, что она сама значила для тех, кто её придумал и продолжает придумывать –– вот где открываются удивительные возможности для свободного перевода: с языка фактов, обстоятельств и событий на язык «остановленных мгновений». Особенно когда играют маэстро Илья Иофф и «Дивертисмент» — музыканты, для которых каждое произведение в каждой представленной ими программе, событие. Причём непременно важное и уникальное. Именно этими новыми возможностями мы и надеемся вместе воспользоваться.